Даже в Москве не у каждого ребенка есть свой ноутбук

Переход на онлайн-обучение многим казался прорывом. А оказался страшной проблемой для школьников и учителей.

С конца марта из-за пандемии коронавируса российских школьников перевели на дистанционное обучение. В России нет единой платформы с полноценными онлайн-уроками — министерство просвещения составило лишь перечень рекомендованных интернет-ресурсов. Но учителя и ученики жалуются на сбои в их работе и качество образовательного контента; кроме того, онлайн-уроки срывают пранкеры. Минпросвещения признает проблемы с обучением, но при этом продолжает хаотично разрабатывать и запускать все новые образовательные сервисы.

 

 

Сбои, пранки, срывы, хаос

В конце марта из-за пандемии коронавируса школьников по всей стране отправили на каникулы, а затем — на дистанционное обучение. 27 апреля министр просвещения Сергей Кравцов в интервью «Коммерсанту» признал, что процесс идет нелегко: «Конечно, не все школы и не все учителя были к этому готовы. Для многих семей это оказалось шоком. Вы думаете, я этого не знаю? Моя дочь точно так же мучилась с онлайн-платформами, которые всякий раз зависали из-за перегрузки. Проблем с учебой возникло много».

 

Пользователи из разных регионов России действительно постоянно жалуются на сбои в работе образовательных сайтов, в частности — «Российской электронной школы». В Костромской области были проблемы с работой местной образовательной платформы «Сетевое образование», а в Воронеже — с функционированием электронных журналов на IT-платформе «Дневник.ру». Образовательный портал «Московская электронная школа» (МЭШ) в первые дни онлайн-обучения в марте тоже рассылал пользователям письма с предупреждением о «технических сбоях» (есть у «Медузы»). А на странице электронного журнала МЭШ по-прежнему висит предупреждение о возможном некорректном отображении данных из-за обновления сервиса.

 

«Я бы сказал, что административная система сейчас встала на дыбы. Например, многие образовательные платформы, построенные государством или частными подрядчиками в регионах, но на государственные деньги, просто не справляются с таким количеством пользователей — они не рассчитаны на подобную нагрузку. Казалось бы, если платформа не справляется с пиковой нагрузкой, ее можно было бы распределить — но нет, у нас все уроки по всей стране обязательно в 8:30 надо начинать и никак иначе», — говорит главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян.

 

Он отмечает, что по этой причине большинство образовательных платформ используются по минимуму — в основном, учителя просто проводят онлайн-уроки в Zoom, Skype и Whatsapp, потому что в этих программах можно организовать конференц-звонок даже с телефона.

 

IT-компания Qrator Labs сообщила об участившихся в четыре раза хакерских атаках на платформы дистанционного образования. Кроме этого образовательными ресурсами заинтересовались пранкеры: в сеть попали несколько видеозаписей с розыгрышами школьников и учителей во время занятий. Злоумышленники подключались к видеоурокам, которые проводились в Zoom или других сервисах для онлайн-конференций, и срывали занятия. В итоге этими случаями занялся Следственный комитет, возбудив уголовное дело по статье 272 УК РФ («Неправомерный доступ к компьютерной информации»). В СК заявили о возможной причастности к срыву уроков пользователя «ВКонтакте» Артура Амаева, который ведет ютьюб-блог со стримами видеоигр Russia Paver. Ведомство заверило, что будет постоянно отслеживать попытки сорвать дистанционные уроки. 

 

В нескольких регионах школьникам во время онлайн-уроков неожиданно начинали транслировать порноролики. Такие инциденты были зафиксированы в Калуге, Южно-Сахалинске, Саратове, Мурманске и др. Управление СК по Саратовской области даже возбудило уголовное дело по статье 242 УК РФ («Незаконный оборот порнографических материалов»).

 

Однако более важными проблемами являются качество образовательного контента на онлайн-платформах, отсутствие методики дистанционного обучения, недостаток технических средств для проведения онлайн-уроков у учеников и учителей, даже невозможность уединиться в отдельной комнате во время занятий, перечисляет сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий в разговоре с «Медузой».

 

«Из-за отсутствия нормальных административных регламентов по организации дистанционного обучения, в этой сфере сейчас много хаоса. Административный персонал, то есть директора школ и завучи, не понимают, как нужно строить процесс онлайн-обучения, но всячески стараются „подстелить себе соломку“. Отсюда появляются разные дикие идеи, например, по записи онлайн-уроков для отчетности», — говорит Карен Казарян.

 

Министр просвещения признает, что дистанционным обучением традиционную школу действительно не заменить. Ведомство даже рекомендовало досрочно завершить учебный год в 1-8 классах тем регионам, где ситуация с заболеваемостью COVID-19 наиболее серьезная, и при необходимости перенести часть учебной программы для этих классов на следующий год, а для учеников 9-х классов — сократить количество экзаменов, то есть сдавать ОГЭ только по русскому языку и математике. Однако выпускникам в этом году все равно придется сдавать ЕГЭ и затем подавать его результаты в вузы, хотя сроки проведения экзаменов и были перенесены.

 

Что не так

Единого интернет-ресурса для дистанционного обучения в России нет, поэтому министерство просвещения подготовило перечень рекомендованных интернет-сервисов и предложило школам самостоятельно наладить процесс. На сайте министерства перечислены порядка 20 сервисов: государственные «Российская электронная школа» (РЭШ) и «Московская электронная школа» (МЭШ), а также много частных платформ, которые на время пандемии предоставили полностью или частично бесплатный доступ к своим образовательным программам — «Учи.ру», «Яндекс.Учебник», «Школьная цифровая платформа» Сбербанка, «Фоксфорд», Skyeng и другие.

 

На этом министерство не остановилось — чиновники постоянно заявляют о разработке и запуске все новых образовательных платформ и партнерствах с крупными интернет-площадками. Ведомство сообщило о сотрудничестве с Mail.Ru Group, в рамках которого на время дистанционного обучения образовательные сервисы интернет-холдинга GeekBrains, Skillbox и школа программирования «Алгоритмика» предоставят школьникам бесплатный доступ к своим курсам. Кроме этого, Минпросвещения объявило о запуске спутникового телеканала «Моя школа в online» с 30-минутными уроками для старших классов по основным предметам, а также о партнерстве с телеканалом ОТР, на котором теперь каждое утро проходят телеуроки «Мое просвещение».

 

Образовательный контент на этих платформах часто критикуют. «Большинство платформ, вроде РЭШ, МЭШ и других, — это, мягко говоря, халтура с точки зрения содержания. Весь Facebook наполнен издевательствами по поводу качества уроков, причем это отмечают как родители, так и очень хорошие специалисты-учителя. Содержание уроков, которые предлагают в РЭШ или МЭШ, просто ниже всякой критики — в них содержится огромное количество ошибок и разных глупостей», — говорит Всеволод Луховицкий из профсоюза «Учитель».

 

Министерство просвещения также опубликовало методические рекомендации по организации дистанционного обучения — в них, например, школам советуют сократить длину урока до 30 минут, организовать мониторинг фактически присутствующих на уроках школьников и в качестве примера приводят инструкцию по тому, как организовать видеоурок в Skype.

 

Но, по мнению Луховицкого, действительно эффективных методических рекомендаций так и нет. «Обычные учителя методикой дистанционного обучения, как правило, не владеют. Сейчас я как учитель вижу, что моя обычная методика работы с детьми очень плохо ложится на дистанционную работу, поэтому я трачу в два раза больше времени и на подготовку занятий, и на проверку работ, и, насколько я знаю, значительная часть детей тоже тратит гораздо больше времени на учебу», — говорит он.

 

Кроме того, не все могут позволить себе заниматься онлайн: в некоторых населенных пунктах отсутствует доступ к интернету, а некоторым семьям не хватает средств на приобретение компьютера или планшета для ребенка. По данным Российской ассоциации электронных коммуникаций, по итогам 2019 года число пользователей интернета в России составляло 95,9 миллионов человек, то есть около трети россиян не имеют доступа к интернету или не пользуются им. По статистике большая часть тех, кто живет без интернета, — люди в возрасте от 65 лет, однако и среди российских подростков уровень проникновения интернета все равно не достигает 100%. Кроме этого, по данным Росстата за 2018 год (более поздние данные отсутствуют), только 72,4% российских семей имели персональные компьютеры.

 

 

Кирилл Кухмарь / ТАСС / Scanpix / LETA

Так, например, около 400 школьников, проживающих в отдаленных селах на территории Большого Сочи и не имеющих интернета, получают задания для дистанционного обучения через обычные почтовые ящики. Аналогичную схему пришлось ввести и для некоторых школьников в отдаленных населенных пунктах Ивановской области. «Дети, которые не имеют возможности дистанционно обучаться электронным образом, работают вот таким же образом на бумажных носителях. Выручает родительница, которая работает на почте, забирает наши задания, деткам раздает и назад нам таким же образом возвращает», — говорит директор Новоклязьминской школы Южского муниципального района Ольга Морозова. 

 

В Минпросвещения 24 апреля утверждали, что решают эту проблему: в рамках акции «Помоги учиться дома» ведомство вместе с партией «Единая Россия» закупило и раздало 50 тысяч компьютеров школьникам.

«Надо понимать, как непросто обеспечить все семьи тем, в чем они нуждаются для учебы. Это в любом случае госзакупки, торги, целая история. Просто даже из-за законодательства все это невозможно сделать быстро», — говорит министр просвещения.

 

«Отсутствие технических средств для онлайн-обучения и у учителей, и у учеников — одна из ключевых проблем. Мои коллеги из разных регионов говорят об очень разных ситуациях: село — одно дело, маленький город — другое. Но даже в Москве далеко не каждый ребенок имеет свой ноутбук, кроме того не у каждого ребенка есть своя отдельная комната, в которой он может заниматься. Ситуация с доступом в интернет по стране тоже очень разная, далеко не везде он работает хорошо для проведения онлайн-уроков», — говорит Всеволод Луховицкий.

 

«Средняя стоимость компьютера составляет около 500 долларов, а у нас в стране порой это зарплата у одного из родителей за месяц, поэтому технических средств для обучения школьникам действительно не хватает», — говорит исполнительный директор «Общества защиты интернета» Михаил Климарев. Он подчеркивает, что интернет в сельской местности есть не везде, либо работает с перебоями, так что онлайн-уроки по видеосвязи в селах проводить очень сложно. «В общем, пласт технических проблем, препятствующих дистанционному обучению, действительно существует. Кроме того, сами учителя иногда не умеют пользоваться разным софтом для организации онлайн-обучения и создания видеоуроков. Дистанционное преподавание в целом вообще другая профессия, и наши учителя к ней оказались не подготовлены», — говорит Климарев.

 

Впрочем, проблемы с дистанционным обучением в России не уникальны — аналогичные трудности возникают у школ по всему миру, например, в США. Так, в округе Фэирфакс возникли сбои в работе местной образовательной онлайн-платформы Blackboard; в ряде американских университетов, так же как и в России, злоумышленники срывали онлайн-уроки трансляцией порно; на Аляске доступ к интернету очень дорогой и нестабильный, что тоже мешает местным детям обучаться онлайн; а в некоторых городах, например, Йонкерсе, есть проблема с нехваткой компьютеров для обучения школьников.

 

https://meduza.io/feature/2020/04/28/dazhe-v-moskve-ne-u-kazhdogo-rebenka-est-svoy-noutbuk

 

+7(963)9000-630