Ксения Собчак вложила миллионы долларов в крабовый бизнес, но сделку остановил суд. В дело вмешалась мать Собчак сенатор Людмила Нарусова, и все стало еще хуже

Телеведущая Ксения Собчак решила стать совладелицей двух компаний по добыче крабов на Дальнем Востоке, ранее связанных с беглым бизнесменом Олегом Каном. Планам Собчак помешал суд, наложивший арест на активы обеих компаний, из-за чего мать Собчак, сенатор Людмила Нарусова обратилась в Верховный суд.

Это вызвало критику со стороны телеграм-канала «Незыгарь», который ранее связывали с первым замглавы администрации президента России Алексеем Громовым.

Ксения Собчак и бывший топ-менеджер «Роснефти» купили две компании, активы которых в тот же месяц арестовали

Ксения Собчак и ее бизнес-партнер, бывший вице-президент «Роснефти» Игорь Соглаев решили создать компанию, лидирующую на рынке добычи краба, пишет журнал Forbes. 12 марта Собчак договорилась о покупке 40% в двух компаниях по добыче краба — «Курильский универсальный комплекс» (КУК) и «Монерон», а жена Соглаева Елена — о покупке 10% в каждой из компаний. Об этом сенатор Людмила Нарусова сообщила в обращении на имя главы Верховного суда Вячеслава Лебедева.

 

Налоговая служба, по словам Нарусовой, отказалась зарегистрировать договоры купли-продажи долей в упомянутых компаниях, а 30 марта Южно-Сахалинский городской суд по ходатайству Следственного комитета арестовал имущество КУКа и «Монерона». Как пишут «Ведомости», суд наложил арест на доли в этих компаниях.

Активы арестовали, поскольку СК считает, что ими владеет сахалинский бизнесмен Олег Кан, которого в СМИ называли «крабовым королем». Кан находится в розыске: следствие подозревает, что он в 2010 году организовал убийство бизнесмена Валерия Пхиденко, а также причастен к контрабанде крабов и их продаже за рубеж по заниженной цене. В декабре 2018 года Кан уехал из России.

КАК НАЧИНАЛОСЬ ДЕЛО ПРОТИВ ОЛЕГА КАНА

На канале «Россия» показали сюжет про «крабового короля» Олега Кана. После этого на Сахалине начались обыски

В обращении Нарусовой сказано, что суд, арестовавший компании, не учел, что, согласно ЕГРЮЛ, «Курильским универсальным комплексом» владеет Виктория Ледукова, а «Монероном» — Дмитрий Пашов. Они не проходят по уголовному делу Кана в качестве подозреваемых или обвиняемых. Доказательств того, что этими компаниями владеет Кан, нет, подчеркнула Нарусова.

Ксения Собчак и Елена Соглаева предположили, что имущество двух крабодобытчиков арестовали, чтобы помешать им приобрести этот бизнес, отмечается в обращении сенатора. Людмила Нарусова попросила главу Верховного суда проверить факты и принять меры.

Комитет Совета Федерации по регламенту намерен изучить письмо Людмилы Нарусовой в Верховный суд, сообщают «Открытые медиа» со ссылкой на председателя комитета Вячеслава Тимченко. «Сам факт обращения сенатора в адрес Верховного суда заслуживает внимательного изучения, так как в соответствии с законом „О статусе…“ мы не можем оказывать влияния на работу судов любого уровня», — сказал он. Комитет проверит, насколько этично поступила Нарусова, и изучит ситуацию на предмет конфликта интересов и превышения должностных полномочий.

Как выяснили «Ведомости», по предложению сенатора Людмилы Нарусовой «Монерон» вошел в список системообразующих компаний. Нарусова просила об этом министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева. Сенатор ссылалась на Ассоциацию рыбопромышленных предприятий Сахалинской области, которая обратилась к ней с аналогичной просьбой и приложила список из 18 компаний, куда в том числе вошли «Курильский универсальный комплекс» и «Монерон». Игорь Соглаев считает неверным говорить, что Нарусова выступала только за эти две конкретные компании. Ксения Собчак сообщила, что не знала о письме матери в Минсельхоз. Сама Нарусова это не комментировала.

Переговоры о продаже компаний вели с «крабовым королем». Сумма сделки — миллионы долларов

Ксения Собчак рассказала Forbes, что решила заняться крабовым бизнесом по предложению Игоря Соглаева, с которым у нее было несколько совместных бизнес-проектов. Предполагалось, что Соглаев станет проектным менеджером, а Собчак — финансовым инвестором.

Игорь Соглаев сообщил, что хочет создать на базе двух компаний единую группу «Монерон», приобрести несколько мелких фирм и в итоге стать лидером рынка по вылову крабов. Он отметил, что КУК и «Монерон» вместе имеют квоты на вылов 10 тысяч тонн краба (по оценке «Ведомостей», девять тысяч тонн). Общая выручка компаний превышает 23 миллиарда рублей, чистая прибыль за 2019 год — около 10 миллиардов рублей.

Собчак и Соглаев не раскрыли сумму сделки. Телеведущая сказала РБК, что для нее это была «значительная» сумма, в беседе с Forbes она уточнила: «Речь о миллионах долларов». Собчак рассказала в своем телеграм-канале, что вложила в проект «свои честно заработанные деньги, с которых уплачены все налоги». Она отметила, что уже заплатила деньги за компании. Игорь Соглаев назвал сумму сделки рыночной.

Переговоры о сделке, по словам Собчак, шли с Олегом Каном. Игорь Соглаев отметил, что Кан был основателем этого бизнеса, компании «находились в орбите его влияния», но он ими не владеет: сделки заключались с Пашовым и Ледуковой. Соглаев рассказал РБК, что Пашов и Ледукова в конце 2019 года сами вышли с предложением продать половину бизнеса, поскольку столкнулись с «административным давлением».

Собчак заявила, что после начала сделки «конкуренты развернули беспрецедентную по своему беззаконию и наглости кампанию», из-за чего имущество компаний арестовали. «Совершенно понятно, что это заказ того человека, который просто хочет отнять у нас этот бизнес», — говорит телеведущая. Она назвала происходящее «полнейшим беспределом», отметила, что не пытается давить на следствие и суд и не использует Людмилу Нарусову в своих бизнес-интересах. По словам Собчак, она часто обращается к матери, когда «видит несправедливость», например, по ее просьбе сенатор делала запросы по делам Ивана Голунова и Олега Сенцова.

Телеграм-канал «Незыгарь» за три дня выпустил более 40 записей о Собчак. Телеведущая допустила, что к этому причастен зять Геннадия Тимченко

О несостоявшейся сделке стало известно после того, как 25 апреля анонимный телеграм-канал «Незыгарь» сообщил об обращении Людмилы Нарусовой в Верховный суд. «Цена вопроса — четыре миллиарда рублей», — написал автор канала, комментируя инициативу Нарусовой. К 27 апреля «Незыгарь» опубликовал более 40 записей или репостов по этой теме.

Собчак назвала публикации «вбросом» и отметила, что «один пост у „Незыгаря“ стоит от 500 тысяч до 700 тысяч рублей». В интервью РБК Собчак сказала, что «это, без сомнения, спланированная и проплаченная кампания, направленная против меня, моей мамы с целью нас оскорбить и очернить».

Телеведущая добавила, что не удивится, если окажется, что к публикациям в «Незыгаре» может быть причастен владелец «Русской рыбопромышленной компании» Глеб Франк, зять миллиардера Геннадия Тимченко. Представитель Франка Сергей Извольский сказал РБК: «Предположение госпожи Собчак о причастности к публикациям Глеба Франка ошибочное. Мы не имеем никакого отношения к сложившейся ситуации».

Глеб Франк владеет группой компаний «Русский краб». По оценке Forbes, «Русский краб» имеет квоты на вылов около 14500 тонн краба. По объему квот эта компания делит первое место с Северо-Западным рыбопромышленным консорциумом. Forbes указывает, что компания Глеба Франка выбилась в лидеры за счет крабовых аукционов, прошедших спустя полгода после отъезда Олега Кана из России. «Монерон» и КУК в этих аукционах не участвовали.

 

https://meduza.io/feature/2020/04/27/kseniya-sobchak-vlozhila-milliony-dollarov-v-krabovyy-biznes-sdelku-zablokirovali-iz-za-dela-krabovogo-korolya-olega-kana-ob-yavlennogo-v-rozysk

 

+7(963)9000-630