Суд решил, что дети должны выплатить кредиты, которые их мать взяла в Сбербанке — а потом умерла. От одного из детей мать давно отказалась

Отделение Сбербанка в Самаре

Владимир Акиньшин / Фотобанк Лори

23 января директор общественной организации «Домик детства» Антон Рубин рассказал на своей странице в фейсбуке историю выходца из детдома Олега Исатова, а также его несовершеннолетних сестер и брата. Сбербанк через суд обязал их вернуть кредит, который их мать взяла за несколько лет до смерти, а также ее долг по кредитной карте. «Медуза» связалась с Рубиным, Исатовым и Сбербанком, чтобы разобраться, почему детей обязывают платить по долгам родителей — даже если родители их бросили.

Олег Исатов почти всю жизнь прожил один: мать от него отказалась. Они увиделись лишь незадолго до ее смерти

24-летний Олег Исатов рассказал «Медузе», что мать родила его в 16 лет в маленьком городе Похвистнево Самарской области. Олег родился с инвалидностью — у него деформация обоих предплечий. Из документов Исатов знает, что, когда ему исполнилось полтора года, мать лишили родительских прав за то, что она выпивала, не работала и «плохо обращалась» с ним. Сначала Олега отправили в дом ребенка, потом он жил в интернате, затем поступил в колледж и жил в «сиротском общежитии».

1 января 2016 года, когда Олегу было 20 лет, с ним впервые за все годы вышли на связь родственники. Сестра матери написала ему через «ВКонтакте» и предложила рассказать о его «родословной». Сначала Исатов подумал, что это чья-то злая шутка, однако вскоре с помощью тети Олег познакомился с матерью и узнал, что у него есть еще две младшие сестры и брат. Мать Исатова родила их уже после того, как Олега забрали в интернат, и воспитывала сама. Исатов рассказывает, что все годы, что жил вдали от родственников, хотел просто познакомиться с матерью и увидеть ее. «Обиды на нее никогда не держал. Ей же было всего 16, когда она меня родила. Понятно, что оставить меня ей было нелегко», — рассуждает он.

Олег прожил вместе с матерью, сестрами и братом всего четыре месяца — потом мать умерла от отравления. Исатов вернулся жить в свою квартиру, которую ему выдали как сироте, а его сестер и брата вскоре взяли под опеку. 16-летняя Динара и 10-летний Миша живут у Ирины Фадеевой, 17-летнюю Дашу взяла под опеку Валентина Захарова.

Весной 2019 года Олег Исатов и опекуны его сестер и брата узнали о том, что за некоторое время до смерти мать Исатовых взяла в кредит 70 200 рублей сроком на два с половиной года под 22,45% годовых, а также об оставшейся у нее задолженности по кредитной карте в 28 899 рублей.

7 июня и 9 июля 2019 года Похвистневский районный суд (в этом районе была прописана мать Исатовых) рассмотрел два иска об установлении круга наследников и о взыскании задолженности по кредитному договору. Иски к четверым детям Исатовой подал Сбербанк в лице своего Самарского отделения № 6991. «Сбербанк, выдавший ей [Исатовой] кредит, решил, что жизнь сложная и непростая, кризис, безденежье, поэтому надо деньги-то вернуть», — замечает Антон Рубин, организация которого занимается помощью детям-сиротам, инвалидам и детям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию.

На суды Исатов не поехал, потому что «не смог организовать поездку, да и проезд дорогой». Представитель Сбербанка на заседания тоже не явился, но попросил взыскать с наследников умершей Исатовой долг по кредиту в сумме 74 509 рублей, пошлину 8178 рублей, а также задолженность по кредитной карте — 28 899 рублей, говорится в документах суда.

Опекуны несовершеннолетних Исатовых, Ирина Фадеева и Валентина Захарова, в суде настаивали на том, что дети Исатовой в наследство не вступали и потому выплачивать долги умершей матери не обязаны. Суд подтвердил, что «из копии наследственного дела, открытого после смерти [Исатовой] по заявлению кредитора ПАО „Сбербанк России“, следует, что ее наследники к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство, заявлением об отказе от наследства не обращались».

Суд объявил детей наследниками и обязал их выплачивать долги матери. Теперь в банке говорят, что готовы к «поиску компромисса» с ними

В итоге Похвистневский районный суд Самарской области своим решением 9 июля 2019 года определил детей Исатовой ее наследниками и, как следствие, новыми должниками по кредиту. «Из копии наследственного дела, открытого после смерти Н. В. [Натальи Владимировны Исатовой — покойной матери] по заявлению Сбербанка, следует, что наследники к нотариусу не обращались. Таким образом, у суда имеются основания полагать, что наследники первой очереди — дети фактически приняли наследство, поскольку иного суду не было представлено», — говорится в решении. Гражданский кодекс РФ устанавливает «презумпцию принятия наследства», пояснил суд.

Суд также пояснил, что четверым сиротам Исатовой в наследство от нее достались четверть доли на жилой дом и два земельных участка. Общую кадастровую стоимость наследства суд оценил более чем в 400 тысяч рублей. В общей сложности суд решил взыскать с опекунов детей Исатовой и Олега Исатова 66 331 рублей по кредиту, долг Исатовой по кредитной карте в 28 899 рублей и 8178 рублей пошлины.

Когда приемные родители несовершеннолетних сестер и брата Исатовых обратились в суд с просьбой предоставить рассрочку платежа, тот ответил, что «несовершеннолетие должника не является основанием для предоставления отсрочки исполнения исполнительного документа», и отказал.

Адвокат Антон Жаров, который специализируется на семейном и ювенальном праве, говорит, что по закону, принимая наследство, наследник обязуется выплатить долги человека, от которого он принял наследство, — в случае если сумма долга не превышает стоимость наследства. «Но важно понимать, что долги покойного нельзя просто взять и повесить на родственников покойного — долги переходят на наследника, — говорит адвокат. — Нельзя принять наследство по умолчанию и нельзя заставить человека принять наследство. Если человек хочет принять наследство, он должен предпринять юридически значимые действия, подтверждающие это намерение».

В пресс-службе Сбербанка «Медузе» подтвердили, что в случае смерти должника требование по его долгам «переходит к наследникам, принявшим наследство (через нотариуса или фактически)». При этом, по мнению банка, наследники могут быть как совершеннолетними — и тогда они напрямую взаимодействуют с кредитором или взыскателями долга, — так и несовершеннолетними. «В данном случае речь идет как о совершеннолетних, так и несовершеннолетних наследниках, перечень которых был установлен судом, — соответственно, все взаимодействие с ними по урегулированию задолженности проводится исключительно в рамках правового поля и судебных решений», — заявил банк.

Сам Олег Исатов говорит, что для него сумма долга слишком велика и он не знает, где брать деньги на его погашение. Исатов не может устроиться на работу и живет на свою пенсию по инвалидности — 12 тысяч рублей. По его словам, несмотря на то, что сумма долга в его случае формально меньше суммы наследства, которое ему полагается от матери, в случае, если Сбербанк не изменит решение о взыскании, от наследства он будет вынужден отказаться. На вопрос «Медузы», не хочет ли Исатов продать эту недвижимость, чтобы расплатиться, он ответил, что не понимает, какова на самом деле ее стоимость и как ее оценивали. Пресс-служба Сбербанка в свою очередь сообщила, что Исатов и другие наследники не обращались «за возможным урегулированием либо оспариванием ситуации», при этом сам банк «готов к диалогу и поиску компромисса».

Адвокат Антон Жаров говорит, что решение Похвистневского суда можно успешно обжаловать, поскольку «из решения суда прямо следует, что опекун наследство не принимал, поэтому даже в этой части решение суда уже неправомерное».

Однако, по словам Антона Рубина, ситуации, подобные той, в которой оказалась семья Исатовых, случаются в России регулярно: «Большинство выпускников детских домов сталкиваются с тем, что на них вешают долги их родителей». Речь идет не только о кредитах, но и о долгах по квартплате, которые начинают взыскивать, как только ребенок достигает совершеннолетия — поскольку после лишения родительских прав дети остаются зарегистрированы в родительской квартире или владеют долей в ней, если речь о приватизированном жилье, говорит он.

Ирина Фадеева сообщила «Медузе», что несовершеннолетним детям Исатовой все-таки позволили отсрочить выплату долга — до их совершеннолетия. По ее словам, решением этого вопроса занимались сотрудники опеки, и она не может уточнить, кто именно принял это решение.

https://meduza.io/feature/2020/01/29/sud-reshil-chto-deti-dolzhny-vyplatit-kredity-kotorye-ih-mat-vzyala-v-sberbanke-a-potom-umerla-ot-odnogo-iz-detey-mat-davno-otkazalas

 

+7(963)9000-630